Теория восприятия Брунера (по Гусеву «Ощущение и восприятие»)

Фактически восприятие понимается так же, как и у Г.Гельмгольца, как умозаключение, включающее в себя процесс обобщения полученного сенсорного опыта. Одно из рабочих определений восприятия, данное Дж.Брунером, состоит в том, что процесс восприятия — это движение от признаков к категориям, происходящее в основном бессознательно. Дж.Брунер утверждал, что «всякий перцептивный опыт есть конечный продукт категоризации», и, обостряя до предела эту мысль, подчеркивает, что существование «предметов, событий или ощущений, не относимых ни к какой категории — хотя бы к категории определенной модальности, — настолько далек от всякого опыта, что его без колебаний следует признать сверхъестественным».

Поскольку процесс категоризации — это всегда соединение актуального чувственного опыта с прошлым опытом субъекта, то Дж.Брунер подчеркивал особую репрезентативную роль восприятия — тот факт, что, ориентируя субъекта во внешнем мире, образы восприятия позволяют через обобщение приобретаемого опыта выйти за пределы непосредственного чувственного познания. Таким образом, восприятие выполняет функцию предсказания свойств отражаемого объекта, в силу того, что обобщенное знание более полно. «Тот факт, что восприятие достаточно точно отражает мир, обусловлен умением сопоставлять признаки объекта с эталонной системой категорий. Он также связан со способностью человека создавать систему взаимосоотнесенных категорий, отражающих существенные черты мира, в котором живет человек».

Включение в перцептивный процесс акта категоризации позволило Дж.Брунеру утверждать, что «одна из главных характеристик восприятия совпадает с характеристикой познавательного процесса вообще. Нет причин допускать, что законы, управляющие такими умозаключениями, резко меняются при переходе от восприятия к уровню понятий». Тем не менее, выделяя специфику перцептивных умозаключений по сравнению с понятийными, Дж.Брунер вслед за Г.Гельмгольцем указывал на их отличительную особенность: они менее подвержены произвольным изменениям, чем понятийные. Примером такого непреодолимого характера восприятия является известная иллюзия Мюллера—Лайера: выполняя на практических занятиях лабораторную работу по измерению величины этой иллюзии, каждый студент еще до начала опыта знает, что линии со стрелками внутрь кажутся более длинными, чем линии со стрелками

наружу (на рис. слева), но это знание никак не влияет на выраженность данной иллюзии.

Рассматривая акт перцептивной категоризации как внутренний психический процесс, Дж.Брунер выделял ряд важных психологических механизмов формирования перцептивного образа. Поскольку многие объекты внешнего мира имеют сходные признаки, то каким образом достигается одна из важных особенностей восприятия — его избирательность? Для объяснения перцептивной избирательности автор вводит понятие готовность категорий. Это своего рода преднастройка нашего восприятия, которая задается повышенной вероятностью или легкостью опознания данного объекта среди других. Роль готовности категорий особенно велика в ситуациях высокой сенсорной неопределенности, вызванных, например, краткостью стимульной экспозиции или плохими условиями наблюдения. Многочисленные эксперименты, проведенные Дж.Брунером и его коллегами, позволяют заключить: чем больше готовность категорий, тем 1) меньше сенсорной информации необходимо для отнесения какого-либо объекта к соответствующей категории; 2) шире множество стимульных характеристик, которые будут приняты в качестве признаков этой категории; 3) ниже вероятность других категорий соответствовать текущей сенсорной основе. Например, если с помощью компьютерного тахистоскопа1 на очень короткое время (70—90 мс) предъявлять человеку различные картинки, то в том случае, если наш испытуемый проинформирован о том, что в набор картинок включено изображение яблока, оно будет опознаваться легче и быстрее других картинок, более того, многие другие картинки будут ошибочно опознаны как яблоко.

Процесс категоризации2, по Дж.Брунеру, в определенной степени может быть уподоблен процессу решения перцептивной задачи. В этом гипотетическом процессе решения автор, обобщая и интерпретируя ряд экспериментальных данных, выделял несколько стадий, представляющих собой уровни анализа поступающей сенсорной информации. Фактически делается попытка структурно-функционального анализа процесса восприятия.

Первичная категоризация. Ее функция — изоляция объекта в поле восприятия. Результат данной стадии заключается в выделении объекта восприятия как обладающего основными характеристиками — пространственными, временныґми, количественными. По форме эта стадия протекает бессознательно.

Поиск признаков. Функция этой стадии — анализ объекта восприятия, поиск существенных признаков. В случае знакомой ситуации эта стадия также проходит бессознательно, если воспринимаемая ситуация мало вероятна или плохо определена, то включается процесс сознательного поиска дополнительных признаков. Результат данной стадии — выделение существенных признаков.

Подтверждающая проверка. Ее функция — предварительная категоризация и проверка рабочей гипотезы, ее результат — ограничение круга признаков в соответствии с предварительной гипотезой, избирательная «блокировка» нерелевантных признаков, т.е. тех, которые не соответствуют этой предварительной гипотезе.

Завершение проверки. Функция этой стадии — окончание поиска признаков. Ее результатом становится окончательное отнесение выделенных признаков к определенной категории. При этом вероятность привлечения дополнительных признаков становится крайне мала, нерелевантные признаки отвергаются, их опознание становится также маловероятным.

Процесс категоризации зависит не только от степени соответствия между свойствами стимуляции и отличительными признаками категории (т.е. сенсорной части процесса). В значительной степени он определяется ситуационными и субъектными характеристиками, которые определяют готовность категорий. Например, если сенсорная основа образа окажется одинаково комплиментарной сразу двум похожим категориям, то перцептивное решение будет соответствовать той из них, у которой готовность окажется выше. Как отмечал Дж.Брунер, перцептивная готовность имеет две функции — минимизировать неожиданности внешней среды и максимизировать успех при восприятии нужных объектов.

Готовность категорий прежде всего определяется:

1. Частотой появления объекта восприятия в стимульном потоке. Поэтому если человек осведомлен о вероятностной структуре ситуации, то чем выше субъективная вероятность встречаемости данной категории в данном контексте, тем больше ее готовность.

Многочисленные экспериментальные данные подтверждают сделанное утверждение. Так, в экспериментах на точность и скорость опознания показано, что при увеличении числа предъявляемых объектов (или как говорят размера алфавита) снижается точность и скорость опознания каждого объекта. Известные эксперименты

Дж.Брунера и Л.Постмана в 1949 г. с восприятием нецензурных слов и другие, аналогичные им, исследования показали, что слова-табу опознаются намного хуже, чем нейтральные слова, однако в том случае если они предъявляются повторно или когда испытуемый предупрежден об их появлении, то точность опознания нецензурных слов становится даже выше, чем нейтральных слов. Многочисленные современные исследования с использованием регистрации биопотенциалов мозга подтверждают, что в случае изменения субъективной вероятности наблюдается локальная активация соответствующих зон мозга, что свидетельствует об адекватной изменению субъективной вероятности перестройке структуры нейрофизиологических механизмов перцепции.

2. Состоянием субъекта восприятия в данный момент времени, его ожиданиями. Многочисленные исследования, выполненные Дж.Брунером и другими авторами в рамках так называемого подхода New loоk (Новый взгляд), инициированные известной статьей «Значения и потребности как организующие факторы восприятия», позволяют утверждать, что особенности мотивации испытуемых, их оценка ценности воспринимаемого объекта и другие, так называемые личностные, факторы оказывают значительное влияние на содержание образов восприятия, точность и скорость опознания объектов и саму возможность объекта быть воспринятым даже при вполне нормальных условиях наблюдения.

В этом эксперименте Дж.Брунера и А.Минтерна, демонстрирующем влияние установки на восприятие, показано, что ожидание того или другого стимульного контекста обусловливает предварительную активацию целого набора соответствующих категорий (буквы или цифры).

В заключение отметим, что рассмотрение восприятия, как процесса, включающего категоризацию, подразумевает сложные психические преобразования чувственного опыта и его интеграцию в сложившуюся структуру психической реальности конкретного индивида, что в принципе позволяет предполагать, что на восприятие оказывают влияние и другие психические процессы и состояния.

Взгляды на восприятие как процесс категоризации или проверки гипотез наряду с Дж.Брунером разделял известный английский психолог, крупнейший исследователь зрительного восприятия и главный редактор влиятельного международного журнала «Perception» Р.Грегори. Он полагал, что с развитием работ по искусственному интеллекту и робототехники у психологов возникнет интерес к моделям, описывающим в восприятии процессы, связанные с влиянием на непосредственные чувственные впечатления прошлого опыта, ожиданий и их интеллектуальной переработкой.

Анализируя дилемму ощущение—восприятие, Р.Грегори, в отличие от Дж.Гибсона, полагал, что нашим органам чувств в принципе доступна лишь небольшая часть важных физических свойств объектов, поскольку они, как правило, никогда не воздействуют на рецепторы непосредственно. Например, глядя на осеннюю воду в пруду, мы воспринимаем ее жидкой и холодной, а посмотрев через витринное стекло на дымящуюся чашку кофе, мы видим его горячим и ароматным, хотя не имеем прямого чувственного контакта с этими объектами. Таким образом, Р.Грегори заключал, что сенсорная информация, непосредственно доступная зрению, недостаточно полна, чтобы адекватно управлять нашим поведением, т.е., когда мы опознаем какие-либо объекты и действуем на этой основе, мы делаем это «не столько в соответствии с тем, что непосредственно ощущаем, сколько в согласии с тем, о чем мы догадываемся». Поэтому одну из центральных проблем психологии восприятия, поставленную епископом Джорджем Беркли (G.Berkly, 1684—1753) еще в XVIII в., Р.Грегори отмечал с особой настойчивостью: «Как мы узнаем то, что нам не дано в ощущениях?» Особенно остро эта проблема стоит в зрении, поскольку, осознавая перцептивный образ какого-либо предмета, мы очень часто используем неоптические свойства: «чтобы воспринять зрительные образы, их нужно истолковать — только так они могут быть связаны с миром предметов».


Лекция добавлена 07.11.2012 в 00:29:27