Половое воспитание детей дошкольного и младшего школьного возраста

 

Половое, как и любое другое, воспитание необходимо начинать как можно раньше. Да, собственно, оно и начинается с первых дней жизни ребенка, поскольку, уже забирая из роддома, его заворачивают в одеяльце не любого, а «соответствующего» тому или иному полу цвета. И коляску покупают не любую — мальчику голубую или зеленую, девочке — розовую или желтую. Другой разговор, что сами родители под словами «половое воспитание» понимают только знакомство с основами половой жизни, а ведь это далеко не так, хотя определенным образом между собой связано.

Половое воспитание, как указывают специалисты в этом вопросе Д. Н. Исаев и В. Е. Каган, «...является неотъемлемой частью нравственного воспитания и связано с рядом педагогических и специальных медицинских проблем. Все, что воспитывает целостную личность, способную осознать социальные и нравственные нормы, свои психологические и физиологические особенности и благодаря этому устанавливать оптимальные отношения с людьми своего и противоположного пола, определяет цели полового воспитания. Оно должно помочь развивающейся личности освоить роли мальчика или девочки, юноши или девушки, а в дальнейшем — роли не только мужчины и женщины, но и мужа или жены, отца или матери в соответствии с общественно-моральными принципами и гигиеническими требованиями».

Как и воспитание вообще, половое воспитание должно проводиться дифференцированно, с учетом возраста и базироваться на том, что, в какой форме и каком объеме воспитатель должен довести до сознания ребенка. Для проведения правильного полового воспитания, подчеркивают Д. В. Колесов и А. Б. Сильверова, взрослым надо знать все этапы сексуального развития ребенка и уметь отличать нормальные   проявления   сексуальности   от   патологических.

Первые сведения о своей половой принадлежности ребенок получает очень рано, еще не научившись строить фразы. Прислушайтесь, как требует иногда годовалый карапуз права на самостоятельность: «ам, ам» (что значит сам) или «ума, ума» (сама, сама). К трем годам половая принадлежность уже осознается четко. Естественно, без всякой связи с сексуальностью, только под воздействием полового воспитания (хотя скажи маме, наряжающей дочь перед зеркалом и ласково шепчущей ей на ушко: «Ах, какая красивая девочка, как ей идет этот бантик», или маме, провожающей сына в ясли: «Ну, смотри, Андрюша, веди себя хорошо, не обижай девочек, ты же мальчик», что они занимаются при этом именно половым воспитанием, они, чего доброго, удивятся).

«Ты — мальчик». «Ты — девочка». Дети вначале принимают эти утверждения на веру, не требуя доказательств или используя в качестве аргументов только одежду. Часто приходилось наблюдать, как сменив пальто на комбинезон, девочки 2—3 лет начинали считать себя мальчиками. И лишь когда воспитательница напоминала им: «Светочка, но ты же в платьице под комбинезоном», соглашались снова стать девочками.

Мама ругает свою малышку за беспорядок в детском уголке и укоряет: «Что же ты здесь все разбросала и не убираешь. Прямо как мальчик!» Девочка в слезы: «Мама, ты разве не видишь, что у меня платьице. Почему же ты говоришь, что я мальчик!»

Конечно, не только одежда приводит к осознанию своего пола. Игры и игрушки, отношение взрослых к тем или иным поступкам, подарки — все многообразие жизни постоянно информирует ребенка о том, к какому полу он принадлежит. И мы, родители, воспитатели, много и охотно толкуем ребенку об отличиях девочек от мальчиков (т. е. женщин от мужчин) в поведении, профессиональной ориентации, роли в семье и т. д. Буквально на каждом шагу слышно: «Ну как тебе не стыдно реветь, ты же мужчина!»; «Таня, сейчас же перестань обижать Лену, ты же не мальчишка!»; «Девочки, посмотрите, какие игрушки принес Дед Мороз для вас — тут и куклы, и посуда, и мебель»; «Вот тебе, Витя, пистолет и сабля, теперь ты  вооружен  и  можешь быть  Чапаевым».

О проблемах пола взрослые говорят и когда рассказывают детям сказки. Иванушка-дурачок и Василиса Прекрасная могут образовать семью, а двое мужчин или две женщины — нет. И сестрица Аленушка с братцем Иванушкой, хотя и относятся к представителям женского и мужского полов, тоже не могут. Почему? Мы, взрослые, над этим не задумываемся, а дети задумываются. И спрашивают об этом. Ответы на подобные вопросы уже и есть сексуальное воспитание. К сожалению, мы часто не готовы его вести, теряемся, не можем подобрать нужные слова.

Еще хуже обстоит дело с детскими вопросами по анатомии. Ребенок случайно увидел, что строение его половых органов не такое, как у соседа (соседки) по группе. У кого спросить, почему? У мамы, конечно, или у папы. И он спрашивает. А в ответ? А в ответ — чаще всего запреты об этом говорить, угрозы наказания, а то и сразу шлепок — «не подсматривай».

Ситуация усложняется иногда тем, что подобные вопросы не всегда задаются в подходящем месте, а, например, в троллейбусе, в гостях. Ребенок не знает, что разговоры на подобную тему не приняты в обществе, спрашивает, не понижая голоса, а не владея терминологией, употребляет слова, которые... Короче говоря, мама оказывается шокированной и резко обрывает или даже наказывает его за вполне оправданное и законное любопытство. Ребенок недоумевает — почему? Почему рассматривать свои и чужие руки и ноги, уши и носы можно, а половые органы нельзя. Видимо, — появляется в его мозгу мысль — они таят в себе особый смысл и с ними связано что-то нехорошее. А если так, он еще усерднее начинает изучать их, но уже тайком от взрослых.

При проведении сексологического воспитания с детьми путем бесед и ответов на вопросы необходимо соблюдать следующие правила.

1. Доброжелательно относиться к любым вопросам. Категорически запрещаются окрики, обрывания, высмеивания, а тем более угрозы наказания. Если вопрос задан в неподходящей ситуации, пообещайте ребенку, что ответите на него придя домой. Но обещание обязательно надо выполнить.

2. Серьезно относиться к вопросам. Нельзя отмахиваться (мал еще), делать вид, что все это чепуха, и переводить разговор на личность.

3. Гарантировать соблюдение тайны. Ребенок должен быть уверен, что любой его вопрос не станет известен другим детям или взрослым. (К сожалению, не раз приходилось сталкиваться с иным — на перемене ученик что-нибудь спросит у учительницы, а она через несколько минут «из педагогических соображений» сообщает об этом всему классу.  Хорошо еще, если  без собственных домыслов и комментариев.)

4. На все вопросы давать конкретные и однозначные ответы.

5. Быть последовательными и идти от простого к сложному, но на всех уровнях оставаться истинными. Нельзя, например, сначала утверждать, что детей приносит аист, а год спустя объяснять, как это происходит на самом деле.

6. Иметь согласованную программу сексологического воспитания детей. Как минимум — в семье между обоими родителями, как максимум — между учителями, родителями и врачами.

Для детей младшего возраста основой воспитания являются контакты со взрослыми, а также собственный пример последних. Дружеское, любовное отношение к супругу, соблюдение границ дозволенности в интимном общении при детях, сдержанность в выражениях — все это постепенно формирует у детей четкий стереотип поведения, который наверняка сохранится, когда они станут взрослыми.

Наиболее распространенная ошибка родителей — желание предупредить осознание ребенком элементов сексуальности, хотя дети, как правило, не вкладывают в свои вопросы такого содержания, которое вкладываем в них мы, взрослые.

Много беспокойства, причем чаще всего напрасного, вызывают у родителей игры детей в «папу и маму», в «доктора» и т. п. Дети дошкольного возраста обычно копируют поведение взрослых, имитируя их поступки, в связи с чем в своих играх и раздеваются, и «укладываются» вместе «спать», «обследуют» друг друга. Взрослые, увидев это, волнуются, запрещают подобные игры, даже наказывают детей. А вот этого как раз делать нельзя, потому что запреты и наказания фиксируют внимание детей именно на тех моментах, которые нежелательны, а кроме того, формируют у ребенка негативное отношение к вопросам пола, переводят их из естественных в постыдные, запретные, а то и грязные. По мнению ряда авторов, в этом следует искать источник будущей женской половой холодности.

Конечно, нежелательна и противоположная крайность — не только вседозволенность, но и несдержанность взрослых, их «свободное» поведение, что может заострить внимание ребенка на сексуальности. Мы считаем недопустимым нахождение ребенка в одной постели со взрослыми во время взаимных ласк и полового акта, разрешение ему наблюдать за интимной жизнью родителей.

Нежелательно также, чтобы ребенок был свидетелем обнажения взрослых, особенно противоположного пола. Если же он случайно оказался в такой ситуации, его интерес к голому телу, в частности к половым органам, несомненно зависит от поведения в данный момент взрослого. Спокойное, естественное продолжение начатого процесса, отвлечение внимания ребенка, лучше всего каким-нибудь поручением, быстрое (но не поспешное, не паническое) прикрытие наготы, отсутствие смущения, как правило, не обостряют сексуального интереса у детей. А вот всевозможные вскрикивания, приседания, попытки хоть чем-нибудь закрыться, требования «отвернись немедленно», «вон из комнаты» и т. п., угрозы наказания за «подглядывание» действуют наоборот.

Родители должны попытаться поставить себя на место ребенка: его раздевают, купают, сажают на горшок без всяких специальных мер ограждения от посторонних взглядов — братиков или сестричек, бабушек или дедушек. Он еще не научился стыдиться голого тела. И не видит причины, почему стыдятся взрослые.

Нередко родителей волнует появление напряжения полового члена у мальчиков раннего возраста. Чаще оно обусловлено переполнением мочевого пузыря и лишь изредка воспалительными процессами в мочеполовой сфере. В любом случае это не имеет отношения к сексуальности, и ребенок не будет связывать напряжение полового члена с сексуальными мотивами, если ему не «помогут» взрослые. Как? Фиксированием внимания, угрозами, запретами. Необходимо приучать детей, и не только мальчиков, спать, положив руки поверх одеяла или «под щеку», в пижаме или длинной ночной рубашке, надо бороться с глистами (острицы, например, откладывая яички в области заднего прохода, вызывают зуд, желание почесать это место; случайно могут быть затронуты половые органы, вызвав приятные ощущения, что может пробудить чувственность), следить, чтобы перед сном опорожнялся мочевой пузырь и т. д.

Особый страх у родителей вызывают вопросы, относящиеся к сексуальности непосредственно. Бояться их не нужно, ибо они вполне естественны, а не являются отражением «испорченности» ребенка, как кажется некоторым родителям. По данным Р. Нойберта, дети к 5—7 годам уже должны знать основные сведения о родах, а к 6—8 — о роли отца, что совпадает с вопросами, задаваемыми детьми родителям в этом возрасте. Так, рядом отечественных исследователей установлено, что дети в 5 лет интересуются, откуда появились они сами, а уже в 6—7 лет — как попали «к маме в животик» и какое отношение к этому имел папа.

Разные авторы предлагают свои варианты ответов на этот «самый трудный» вопрос. Если свести их воедино (а различаются они лишь деталями), то можно рекомендовать такой: когда мама и папа сильно любят друг друга и хотят, чтобы у них появился сыночек (доченька), они крепко прижимаются друг к другу и от этого в животе у мамы образуется маленький ребеночек. Он постепенно растет там, живот мамин становится большим (ты, наверное, встречал таких женщин иногда на улице — им тяжело носить ребеночка, поэтому папа, большие дети и вообще все люди должны им помогать, уступать место). А когда ребеночек станет таким, что сможет сам кушать, доктор его достанет.

Очень важно, чтобы ответы на подобные вопросы давались без смущения и волнения (иначе это обострит внимание ребенка), просто и лаконично. Ложь здесь неуместна. Многие педагоги считают ее вообще недопустимой при общении с детьми, так как, разговорившись со сверстниками или став старше и узнав новую интерпретацию ответа, ребенок начнет сомневаться в правдивости своих родителей и по другому поводу. Доверие же детей — основа воспитания в целом, и полового в особенности.

Стремление привлечь к себе внимание окружающих, и прежде всего взрослых, свойственно даже маленьким детям. В большей степени это присуще девочкам. По крайней мере у них это чаще проявляется кокетством. В принципе с подобным желанием чувствовать себя в центре внимания необходимо тактично и последовательно бороться, ибо попустительство в этом деле может привести к формированию у ребенка эгоистического, потребительского характера. Однако кокетство — важная поведенческая реакция маленькой представительницы женского пола, и родители обязаны учитывать это. Не высмеивать и не пресекать желание быть нарядной и красивой, а прививать хороший вкус, чувство меры, скромность. Как считают многие специалисты, из-за того, что часть родителей не придавала нужного значения этому истинно женскому проявлению сексуальности у девочек в детстве, мы и встречаемся сегодня с большим числом женщин, не умеющих красиво и со вкусом одеваться, которые усвоили отдельные мужские черты поведения или слепо выполняют капризы моды.

Уже в старших группах детского сада, т. е. к 5—6 годам, ребенок должен четко осознать, что его половая принадлежность требует от него и соответствующего поведения как представителя мужской или женской половины человечества. Огромную роль при этом играет микроклимат в семье, отношения, сложившиеся между отцом и матерью, которые ребенок наблюдает постоянно. Доброжелательность, искренняя заботливость и любовь, взаимное уважение и авторитетность каждого из родителей формируют у ребенка основы его отношений к противоположному полу в будущем.

Некоторое снижение авторитета отца в семье, наметившееся (да что там наметившееся, уже имеющееся) в последнее время, оказывает, несомненно, отрицательное влияние на половое воспитание детей. Дочери в семьях, где отец находится «под каблуком» у матери, усваивают такую линию поведения женщины как единственно правильную и чаще всего будут строить свои взаимоотношения и с мужем по тому же образцу. Сыновья, не находя в семье идеала мужчины для подражания, во-первых, и сами часто теряют (или не могут приобрести) необходимые им черты мужественности, а во-вторых, за идеал принимают людей «с улицы», далеко не всегда на самом деле положительных.

В отдельных семьях, наоборот, поведение отцов отличается деспотизмом, и тогда у детей возникает искаженное представление о роли женщины в семье (и не только в семье). Девочки вырастают в послушных исполнительниц воли мужей, а мальчики приучаются потребительски относиться к женщине. В сексуальном плане одно и другое плохо, ибо ведет к тому, что детей, воспитанных в деспотических семьях, часто обходит то великое чувство, которое называется любовью.

При воспитании в неполных семьях (чаще всего без отца) у девочек не формируется понятие мужественности и не складывается полное представление о роли мужчины в семье. Если к тому же отец оставил семью и девочки знают об этом, а мать не может сдержать эмоции и по поводу и без повода «поливает отца грязью», возникает стойкое убеждение, что все мужчины плохие, эгоисты, злодеи и т. д. Ясно, что в будущем это убеждение существенно затруднит адаптацию молодой женщины в своей семье и может вызвать серьезные осложнения в налаживании совместной жизни и правильном воспитании собственных детей.

Естественно, всякие причины могут привести к разводу. И по-всякому распадаются молодые семьи (поскольку разговор о воспитании детей дошкольного и младшего школьного возраста, то абсолютное большинство семей с такими детьми — молодые). Но даже в тех случаях, когда муж действительно оказался никчемным человеком, пьяницей и т. п., мать должна проявить мудрость и такт при характеристике его ребенку. И потому что для ребенка он, какой бы ни был, но родной отец, и потому что вообще среди мужчин гораздо больше людей хороших.

Отрицательно сказывается отсутствие отца в семье и на половом воспитании мальчиков. Мать, самостоятельно воспитывающая сыновей, должна проявлять максимум внимания и такта, чтобы вырастить из них настоящих, нефеминизированных мужчин. И хотя, несомненно, она должна стараться стать им верным другом, но тем не менее обязана сохранять некоторую дистанцию, подчеркивающую их мужское достоинство.

У младших школьников вновь повышается интерес к вопросам пола, причем если внешне вопросы могут быть почти аналогичными тем, что задавались 2—3 года назад, то по содержанию в них больше внимания уделяется деталям. Это касается прежде всего таких физиологических явлений, как менструации и поллюции. Многие специалисты считают, что более правильно взрослым самим начинать разговоры на эти темы, не дожидаясь вопросов. Ряд авторов обоснованно рекомендуют дать сведения о менструациях и поллюциях к 10—12 годам, и лучше, «если ребенок узнает это на год раньше, чем на час позже».

В возрасте 7—9 лет обычно происходит «раскол» взаимоотношений между мальчиками и девочками, повышается интерес к представителям своего пола. В семье это находит отражение в большем влечении мальчиков к отцу, а девочек — к матери. Этот важный момент необходимо использовать для дальнейшего воспитания межличностных отношений. Задушевные доверительные беседы, совместные занятия «мужским» или «женским» делом сближают детей и родителей, дают толчок к откровенным разговорам, помогают детям делиться со взрослыми своими сокровенными тайнами и мечтами. Взрослые должны дорожить доверием, а дети ощущать серьезное отношение родителей к волнующим их проблемам.

И именно в этом возрасте как никогда важен личный пример взрослого. Какие бы правильные и красивые слова ни говорил папа сыну об уважении к женщине, о необходимости помогать матери и т. д., но если сам он не может оторваться от телевизора и игнорирует просьбы жены, воспитать в мальчике уважительное отношение к женщине вряд ли удастся.

Кто должен вести половое воспитание? Прежде всего, бесспорно, родители. Затем — воспитатели в детских дошкольных учреждениях, учителя, медицинские работники и вообще все взрослые. Главное — чтобы делали они это согласованно, не противореча друг другу.


Лекция добавлена 05.02.2014 в 10:38:10