Мотивационные конфликты, их осознание. Волевая регуляция поведения

Мотивационные конфликты

Реакцией организма на мотивационное возбуждение обычно являются действия, направленные на ослабление или устранение возбуждения. Специфические способы действия очень широко варьируют в зависимости от конкретного мотива, конкретного индивида и конкретной ситуации. Несмотря на это разнообразие, можно объединить все такие целенаправленные действия в две общие категории: поведение, направленное на сближение и на избегание.

Не всякое сближение и избегание обязательно требуют физических действий. Мы можем чувствовать себя мысленно привлеченным к объекту наших желаний и отталкивать от себя мысли о предметах болезненных или неприятных. Однако на практике ситуации, когда перед нами стоит простая проблема реагировать на однозначно положительный или однозначно отрицательный мотив, являются весьма редкими. Обычно в каждый данный момент в нас действуют разные два или более мотива. Иногда эти множественные мотивы совмещаемы, и тогда они могут усиливать друг друга. Однако чаще множественные мотивы в какой-то степени вступают друг с другом в противоречие.

Возможно, простейший случай кратковременного мотивацион-ного конфликта состоит в конфронтации единственного мотива сближения и единственного мотива избегания. Эта ситуация легко моделируется экспериментально на животных. Например, на пути к лакомству помещается электрический контакт, и животное получает болезненный удар током при прикосновении к нему. Для исследования человеческого поведения в ситуации сближения—избегания часто нет необходимости воздвигать искусственный барьер, поскольку множество вещей, которые мы хотели бы получить или сделать, окружены социальными табу, которые мы приручены не нарушать. Эти социальные запреты и выполняют роль барьера.

Не все мотивационные конфликты носят характер сближения — избегания. Противоречие может существовать между альтернативными целями, или это может быть выбор между различными путями достижения цели, или избегания нежелательной ситуации. Конфликтные ситуации, согласно К. Левину (1935), следуют трем основным схемам: сближение—сближение, избегание—избегание, сближение—избегание.

Сближение—сближение (желаемое—желаемое, аппетенция — аппетенция) — это конфликт между двумя равно положительными целями, т.е. проблема выбора между двумя желанными целями. Решение обычно достигается быстро и безболезненно. Тем не менее, выбор одной из целей означает потерю другой, и эта неизбежность делает конфликт иногда весьма чувствительным (фрустрирующим) для человека. Обычно равноценность объектов весьма затрудняет их выбор, но это равновесие неустойчиво, и по мере приближения к одному из объектов его привлекательность увеличивается, а привлекательность другого снижается.

Избегание—избегание (нежелаемое—нежелаемое, аверсия — аверсия) — представляет собой конфликт выбора из двух нежелательных решений. Это случай "выбора меньшего из двух зол", и в этой ситуации человек сколько возможно оттягивает свое решение. Как только он делает шаг в сторону от одной из неприятных альтернатив, ее отталкивающая сила уменьшается. Однако этот же шаг приближает его к другой неприятности, ее отталкивающая сила увеличивается, и человек часто возвращается на исходную позицию. Обычно дело решается вмешательством третьей силы, которая подтолкнет к выбору уже окончательного решения.

Сближение—избегание (желаемое—нежелаемое, аппетенция— аверсия)—конфликт, когда одна и та же цель для человека обладает как выраженными положительными, так и выраженными отрицательными свойствами. Этот тип конфликта вызывает наибольшие переживания, т.к. на человека действуют силы притяжения и отталкивания в одном и том же направлении. Примерами такого рода конфликтов являются съеденное ребенком без разрешения вкусное варенье и наказание, хорошая выпивка и похмелье, запретное удовольствие и потеря самоуважения.

 

Все рассмотренные выше варианты кратковременных конфликтов достаточно упрощены. В жизни, например, может наблюдаться ситуация, при которой одна из возможных линий поведения представляет собой нежелательный путь к желаемому результату, а другая — желаемый путь к нежелательному результату. В этом случае обе линии поведения могут в равной степени привлекать (как в конфликте сближение—сближение), либо в равной мере отвергаться (как при конфликте избегание—избегание). Такая ситуация иногда обозначается термином "двойной конфликт ". В реальных ситуациях бывает и так, что выбор одной из целей означает не полный отказ от другой, а лишь отсрочку ее достижения. Сущность любого конфликта заключается просто в том, что человек не может идти в двух разных направлениях одновременно.

Воздействие фрустрирующей ситуации будет наиболее неблагоприятным в том случае, если препятствие будет носить не пассивный характер (отсутствие необходимых средств для достижения цели), а активный характер, связанный с одновременным существованием разнонаправленных, но сравнимых по силе потребностей. Именно такой тип фрустрации и представляет собой интрапсихический конфликт, который В.Н. Мясищев (1960) определяет как несовместимость, столкновение противоречивых отношений личности.

Возможность нарушения психической адаптации в результате интрапсихического конфликта тем больше, чем больше значимость для индивидуума конкурирующих потребностей.

 

Волевая регуляция поведения.

Волевая регуляция является частным видом произвольного управления и характеризуется использованием значительных волевых усилий, направленных на преодоление препятствий и трудностей, т.е. является механизмом самомобилизации.

Волевая регуляция необходима для того, чтобы в течение длительного времени удерживать в поле сознания объект, над которым размышляет человек, поддерживать сконцентрированное на нем внимание.

Воля участвует в регуляции практически всех основных психических функций: ощущений, восприятия, воображения, памяти,: мышления и речи.

Развитие указанных познавательных процессов от низших к высшим означает приобретение человеком волевого контроля над ними.

Часто суждение о наличии или отсутствии волевой регуляции (волевого поведения), выносят на основании достигаемых человеком результатов. Однако можно стараться преодолевать трудность, но не преодолеть её.

В обыденном употребление понятие «волевая регуляция» отождествляется с представлением о «силе воли». В связи с этим принято делить людей на волевых и безвольных.

Конкретное содержание волевой регуляции понимается психологами по-разному.

«Сила воли» как сила мотива. Волевая активность человека определяется силой мотива (потребности), т.к. последняя влияет на степень проявления волевого усилия: если я очень хочу достичь цели, то я буду проявлять и более интенсивное и более длительное волевое усилие. Поэтому нередко силу воли подменяют силой мотива: раз хочу, значит делаю. Ю.Ю.Палайма считает, что «сила воли» - это, по существу, сила мотива и что человек сильной воли - это прежде всего человек с сильной мотивацией поведения. Поэтому именно имеющийся у человека механизм волевой регуляции определяет большие или меньшие возможности реализации хотения.

«Сила воли» как борьба мотивов. Часто силу воли сводят лишь к «борьбе мотивов», которая является одним из внутренних препятствий для деятельности. Имеется много ситуаций, когда выбора того или иного альтернативного решения не требуется, а волевая регуляция необходима, т.к. на пути к достижению цели встречаются различные препятствия, трудности. В таких ситуациях потребность сохраняется, но сопутствующей энергии для преодоления возникших затруднений и достижения цели не хватает и требуется включение волевого механизма для усиления энергетики действия.

Включение в регуляцию эмоций. Некоторые психологи полагают, что мобилизация (дополнительная энергитизация) осуществляется за счет эмоции, возникающей при наличии препятствия как реакция на рассогласование «надо-не могу», «не хочу - но надо». Однако при этом не следует волевое усилие подменять подобной эмоциональной реакцией. Кроме того, волевые усилия применяются и на фоне отрицательных эмоций, которые способствуют не мобилизации, а демобилизации возможностей человека. Поэтому главным механизмом мобилизации энергии считается волевое усилие.

«Сила воли» как самостоятельное волевое качество. Моральный компонент воли (например, чувство долга) неспецифичен по отношению к разным волевым качествам, «силы воли», проявляемой одинаково во всех ситуациях нет. Один и тот же человек, как показывает практика и эксперименты, при встрече с различными трудностями ведет себя по-разному: в одних ситуациях он проявляет большую «силу воли», в других - незначительную.

Поэтому справедливо положение А.Пуни о том, что проявления воли всегда конкретны и обусловлены теми трудностями, которые человек преодолевает. С другой стороны, попытки определить «силу воли» как некий абстрактный показатель также некорректны, равно как и выделение людей с высоким, средним и низким уровнями волевого развития. «Сила воли» как общеличностный конструкт - либо продукт корреляционного анализа самооценок различных волевых проявлений, между которыми в большинстве случаев обнаруживаются связи, либо принятое за «силу воли» какое-либо одно волевое проявление, чаще всего целеустремлённость и настойчивость. Более правильно говорить о различных проявлениях «силы воли» (волевой регуляции), называемых волевыми качествами.


Лекция добавлена 02.11.2012 в 03:52:33