Роль Конвенции в запрещении биологического оружия

Последние годы нарастает общая озабоченность общественности к проблемам
нераспространения ОМП. Среди этих проблем особое место занимает
нераспространение биологического оружия тесно связанное с выполнением
международных обязательств государств по Конвенции 1972 г. о запрещении
биологического оружия и Женевскому Протоколу 1925 г. о запрещении применения
на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических
средств. Решение этих проблем требует системного и комплексного подхода,
принятия мер политического, правового, социального, организационного, научно-
технического, технологического и экономического характера.
 
Несмотря на то, что участниками Конвенции являются 150 государств, угроза
использования биологического оружия в вооруженных конфликтах остается, растет
число стран способных производить в массовом количестве биологические агенты
и токсины, которые могут быть применены для поражения людей, животных и
растений. Научно-технические разработки и достижения в области биологии,
биотехнологии, геномики, протеомики, биоинформатики, компьютерного
моделирования особенно последних лет, создали предпосылки для проектирования
и сборки новых видов микроорганизмов и токсинов, обладающих потенциальными
возможностями для применения в биологическом оружии. 
 
Последние успехи в области установления полных структур геномов многих патогенных
микроорганизмов открывают широкие возможности их генно-инженерных
модификаций, усиливающих вирулентность, способность преодолевать иммунный
ответ, устойчивость к лекарственным препаратам, а также дают перспективы
создавать микроорганизмы с комбинированными патогенными свойствами и другое.
В связи с беспрецедентными возможностями биотехнологии и сенсационными
прорывами в медицине и сельском хозяйстве, биологические знания, могущие
иметь двойное применение, становятся достоянием различных государств.
Наблюдается широкое расползание научно-технической информации по системам
 
Интернет, что способствует получению необходимых сведений не только
государственными организациями, но и экстремистскими и террористическими
группировками во многих странах мира. Это создает опасность применения
биологических агентов не только в военных конфликтах, но и в террористических
актах.
 
Учитывая специфику биологического оружия не надо считать, что указанные
достижения сразу приведут к созданию таких биологических агентов, которые
могут быть использованы в качестве оружия массового поражения. Важно не
допускать использования таких достижений в целях запрещенных Конвенцией.
Необходимо также отметить, что достижения в области биотехнологии рождаются,
как правило, в наиболее развитых государствах, другие страны могут
использовать в своих работах природные микроорганизмы.
 
При оценке тенденций глобальных угроз распространения биологического оружия
необходимо исходить из того, что пути решения данного вопроса имеют
особенности по сравнению с другими составляющими ОМП. Это объясняется тем,
что в конвенционном понимании у государств-участников не существует запасов
биологического оружия, нет объектов по его разработке, хранению. В данном
случае предметами рассмотрения являются опасные патогенные микроорганизмы и
токсины, по своим свойствам подходящие для применения в биологическом оружии,
и технологии так называемого двойного назначения. 
 
Поэтому речь может идти о степени потенциальной возможности государства осуществлять деятельность по созданию биологического оружия. Следовательно, в данном контексте, проводя оценку угрозы распространения, необходимо делать акцент на оценку рисков, связанных с возможным созданием биологического оружия в тех странах, которые обладают такими возможностями и передачей соответствующих технологий в другие страны. 
 
Однако в любом случае такие оценки будут иметь субъективный характер
и соответствующий политический подтекст.
Придание Конвенции о запрещении биологического оружия всеобъемлющего
характера, является первостепенной задачей. (Конвенция о запрещении
разработки, производства и накопления запасов бактериологического
(биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении подписана 10 апреля
1972 г., вступила в силу 26 марта 1975 г. По состоянию на 1 августа 2003 года
подписана 166 и ратифицирована 150 государствами). Для этого необходимо
проведение целенаправленной тщательной работы по координации усилий на разных
уровнях.
 
 
Требуется разработка программы совместных действий по вовлечению в Конвенцию
о запрещении биологического оружия неприсоединившихся к ней государств. Такая
программа могла бы включать меры, предпринимаемые в этой области отдельными
государствами-участниками в конкретном регионе, а также крупными державами,
имеющими исторические, политические связи в данном регионе. Поскольку
вовлечение государств в Конвенцию не разовый акт, а длительный и сложный
процесс, программа должна основываться на полной и реалистичной оценке
обстоятельств, относящихся к каждой конкретной стране, и учитывающих
особенности политической обстановки в том или ином регионе.
 
Наличие многостороннего механизма эффективного предотвращения новых угроз,
исходящих от биологического оружия и новых разработок в этой сфере, является
одним из ключевых в контексте противодействия биологической угрозе.
Отсутствие механизма контроля в Конвенции о запрещении биологического оружия,
отказ одного из государств от его принятия вызывает обоснованную тревогу
мирового сообщества опасностью расширения возможности производства
биологического оружия.
 
Представляется, что государства должны обеспечить универсальный режим
обеспечения безопасности биоматериалов, эффективность и прозрачность которого
должна обеспечиваться проверками в рамках Конвенции. (Конвенция не содержит
механизма контроля за ее соблюдением. В целях повышения эффективности
Конвенции на Конференциях по рассмотрению ее действия в 1986 и в 1991 годах
государствами-участниками была достигнута договоренность о предоставлении в
ООН ежегодной информации об объектах и биологической деятельности. В качестве
правительства-депозитария Россия считает представление такой информации всеми
государствами-участниками одним из важнейших факторов укрепления доверия.
 
В соответствии с решениями III обзорной Конференции (1991 г.) и
Спецконференции (1994 г.) государств-участников с 1995 г. в Женеве в рамках
Специальной группы государств-участников в течение 1995-2001 г.г. велись
переговоры по разработке контрольного механизма, который должен был быть
реализован в виде международного юридически обязывающего документа -
Протокола к Конвенции. Работа по созданию такого механизма была заблокирована
в июле 2001 г. одной из делегаций.
 
На переговорах в Женеве был предложен набор мер проверки соблюдения Конвенции:
а) объявления потенциально опасных объектов (объекты, участвующие в
программах защиты от биологического оружия; объекты, на которых проводятся
работы с т.н. списочными патогенами способными вызывать заболевание людей,
животных и растений; объекты, имеющие уровни биологической изоляции BL-4;
вакцинные производства);
б) расследования предполагаемых нарушений Конвенции (расследования
деятельности на объекте; расследования применения оружия);
в) наличие объективных критериев для осуществления проверок и расследований
(термины и их определения; перечни опасных патогенов и токсинов).
 
Еще одним основным элементом сдерживания распространения биологического
оружия является наличие соответствующей законодательной базы на национальных
уровнях. Необходимо дальнейшее совершенствование национальных законодательств
в тех странах, где этот вопрос до сих пор не решен или решен недостаточно.
При этом должны быть приняты законы, обеспечивающие наказания за нарушение
положений Конвенции.
 
На процесс нераспространения оказывает влияние осуществления технического и
финансового сотрудничества с развивающимися государствами-участниками, помощь
им в разработке законов и правил по обеспечению выполнения положений
Конвенции, а также в обеспечении безопасности при обращении с патогенными
микроорганизмами и токсинами для создания средств профилактики и защиты,
осуществления надзора за инфекционными болезнями, противодействия терроризму.
Представляется, что также эффективным средством нераспространения должна быть
активная роль специалистов и ученых не только в обеспечении контроля за
использование результатов своих работ, но и в укреплении международного
сотрудничества на взаимовыгодной, равноправной основе. 
 

Лекция добавлена 26.07.2013 в 21:06:13