Биотеррор

Шотландский остров Грайнард (Gruinard Island), до сих пор заражен бактериями
сибирской язвы - спустя более полвека после испытаний биологического оружия,
проведенного на нем англичанами в 42-ом году...
 
Среди многочисленных параноидальных комплексов современной цивилизации угроза
применения бактереологического оружия стоит не на последнем месте.
Человечество уже достигло той стадии прогресса, на которой отдельно взятый
сообразительный индивидуум может (обладая определенными техническими
средствами) изготовить химическую или биологическую бомбу, способную
уничтожить миллионы человек. Не раз муссировались слухи о искусственной
природе СПИДа, Эболы, некоторых клонов гепатита и гриппа. Но даже менее
экзотические вирусы и бактерии, будучи сконцентрированы в небольшом объеме и
выпущены на волю где-нибудь в людном месте, могут принести колоссальные
бедствия.
 
История уже знала практику отравления колодцев, заражения осажденных
крепостей чумой, применения отравляющих газов на поле боя. Еще в 5-ом веке до
н.э. индийский Закон Ману запрещал военное использование ядов, но в 19-ом
веке н. э. цивилизованные колонизаторы Америки дарили индейцам зараженные
одеяла, чтобы вызвать эпидемии в племенах. Единственный доказанный факт
умышленного применения биологического оружия в XX веке - заражение японцами
китайских территорий бактериями чумы в 30-40-ых гг.
 
Никто не даст гарантии, что подобное не повторится в гораздо более крупном
масштабе и с применением более изощренных средств.
 
В 95-ом году религиозная секта АУМ Синрике организовала известную химическую
атаку в Токийском метро. Зарин, которым травили сограждан сектанты, был
произведен самой организацией. Отличие биологического оружия от химического в
незаметности его применения и репродуктивности агента - бактерии и вирусы в
благоприятной среде размножаются сами. Неизвестно, откуда взялся в Заире
вирус Эбола, заражение которым практически смертельно, однако известно, что в
октябре 92-го лидер АУМ Синрике Секo Асахара с 40 своими учениками ездил в
Заир с официальной целью исцелять пораженных вирусом людей. Согласно
заключению Комиссии Сената США по расследованиям сделаному осенью 95-го
(через пол-года после терракта в метро) группа возможно пыталась заполучить
штаммы смертоносного вируса.
 
В мае того же 95-го года лаборант из Огайо по имени Ларри Харрис заказал в
Мэрилендской биомедицинской фирме бактерии бубонной чумы. Фирма эта (с
забавным названием American Type Culture Collection) выслала ему три
пробирочки с культурой. Харриса сгубила нетерпеливость. Через четыре дня он
вновь связался с фирмой и спросил где, обещанные бактерии. Удивленные его
нетерпением и некоторой некомпетентностью сотрудники фирмы доложили куда
следует, и Харриса задержали. Говорят, что он оказался членом белой
расистской организации. В суде он признал себя виновным в подложном заказе.
После этого случая контроль за поставками был ужесточен в законодательном
порядке. Харрис утверждал, что заказывал бактерии как раз в
антитеррористических целях - для нахождения метода борьбы... с иракскими
крысами, зараженными этой болезнью.
 
Бывший директор Контрольного агентства армии США, посетила несколько
биомедицинских и фармакологических фирм, после чего сделала вывод, что для
"фабрики" по производству биологического оружия американцу требуется 10
килодолларов и небольшая комната. Произвести "био-бомбу" легче, чем химию или
любую радиоактивную дрянь. Ее назвали "атомной бомбой для ленивых".
Были ли случаи "успешных" биологических терактов? Не много - все преступления
 
В этой области совершались на государственном уровне (Япония начала
разработку еще в 18-ом году, Штаты в начали 42-ом, о разработках в СССР стало
известно всему миру после катастрофы 79-го года под Свердловском). Вероятно,
тут сыграла роль сама психология террора: он служит не столько для нанесения
реально большого ущерба, сколько для устрашения и привлечения внимания. 
 
 
В страдающем от террора, гораздо больше других стран, Израиле, количество жертв
террора меньше, чем жертв автокатастроф. Террор демонстративен, эффективность
ему ни к чему. Может быть, только это обстоятельство уберегло мир от крупных
неприятностей.
 
В сентябре 84-го около 750 человек заболели после посещения четырех (по
другим источникам - десяти) ресторанов небольшого городка Даллес в Орегоне.
Все были отравлены сальмонеллой. Ею были заправлены салаты. По заключению
суда, отравителями оказались местные последователи Раджнеша (Ошо), которые
что-то не поделили с горожанами. 
 
История попахивает американской ксенофобией - трудно представить себе злого
раджнешовца, сыплющего сальмонеллу ближнему в салат. 
К счастью, сальмонелла хоть и неприятна, но не смертельна. Тем не менее 
инцидент неизменно используется в качестве доказательства реальности опасности
биотеррора.
 
Международная конвенция по биологическому оружию (Biological Weapons
Convention) 72-го года запретила его производство и применение в любой форме.
 
В 80-ом США утверждали, что единственная страна, нарушающая конвенцию - это
СССР. В 95-ом в списке нарушителей было уже 17 стран (Иран, Ирак, Сирия,
Ливия, Южная Африка, Северная и Южная Корея, Китай, Тайвань, Израиль, Египет,
Куба, Болгария, Индия, Вьетнам). 
 
Россия также оказалась в этом списке,
несмотря на утверждения, что биологические программы в стране прекращены.
"Черный список" американцев, возможно, пристрастен (он включает практически
всех известных американских врагов, но почему-то не включает саму Америку),
но интерес к "тихому" оружию в мире безусловно растет. Успехи генной
инженерии в свете этой тенденции выглядят особенно пугающе - что бы ученые ни
делали, у них все равно получается оружие.
 
После Войны в Персидском Заливе, когда Саддам грозил Израилю химической
атакой, противогаз поселился в доме каждого израильтянина. Неизвестно,
насколько он помог бы случае реальной угрозы. Снабдить все 5-миллионное
население такими противогазами стоило около 100 миллионов долларов. По данным
ООН, всемирная биологическая защита обошлась бы (включая вакцины против
известных форм, антибиотики, те же противогазы и т.п.) минимум в 80
миллиардов долларов. 
 
Но есть еще проблема - идентификация заражения. В 94-ом году на разработку программы быстрого обнаружения инфекции Пентагон получил 110 миллионов и просил еще 75. 
 
Существующая сегодня Интегральная система биологической детекции (BIDS) способна выявить 4 вида "знакомых" биологических агентов в течении 30 минут. Распознать новое "изобретение" даже эта умная и дорогая система не в состоянии. Современная плотность населения и инфраструктура такова, что случись направленное заражение - локализовать очаг - будет практически невозможно. 
 
Крупные города беззащитны перед лицом такой угрозы.
Эффективного средства отражения биоатаки в настоящее время нет.
Единственным предохранителем служит природное отвращение человека к подобному
методу уничтожения себе подобных.
     
Выводы:
 
1.        Разработать систему действенного контроля и противодействия
биотерроризму во всех его проявлениях;
2.        Разработать единую, глобальную международную программу
противодействия биологическому оружию;
3.        В нашей стране восстановить систему противобактериологической
защиты, сложившуюся до 90-х годов;
4.        Разработать закон о биобезопасности;
5.        Разработать Президентскую программу по биологической безопасности и
создать при Президенте группу специалистов по руководству этой программой;
6.        В каждом регионе нашей страны иметь программу противодействия
биотерроризму и необходимые запасы средств и методов диагностики,
профилактики и лечения особо опасных инфекций;
7.        В средствах массовой информации проводить просветительскую работу
по биобезопасности;
8.        Организовать для медицинских работников отдельных групп и
представителей силовых министерств курсы по особо опасным инфекционным
болезням;
9.        Подготовить группы быстрого реагирования при Минздраве и
силовых министерствах, подготовленные для работы в инфекционных очагах.
     

Лекция добавлена 26.07.2013 в 21:37:54