Природа как объект философского знания. Природа и общество

 

Натурфилософия (от лат. natuга — природа), философия природы, умозрительное истолкование природы, рассматриваемой в её целостности. Границы между естествознанием и Н., её место в философии исторически менялись. Наиболее значительную роль Н. играла в древности. Фактически Н. явилась первой исторической формой философии. Древнегреческие натурфилософы выдвинули ряд гипотез, сыгравших значительную роль в истории науки: к ним прежде всего относится атомистическая гипотеза (см. Атомизм). В дальнейшем Н. обычно именовалась физикой или физиологией, т. е. учением о природе. Само понятие «Н.» (philosophia naturalis) восходит к стоицизму (Сенека).
 
 В средние века, когда философия обосновывала геоцентрические представления, Н. почти исчезает с философского горизонта: отдельные элементы античной Н. были приспособлены к креационистским представлениям христианской, мусульманской и иудейской теологии.
 
 Рост интереса к природе в философии эпохи Возрождения нашёл выражение в новом расцвете Н., связанной с именами Дж. Бруно, Б. Телезио, Дж. Кампанеллы, Дж. Кардано, Парацельса, Ф. Патрици. Н. эпохи Возрождения развивалась на основе пантеизма и гилозоизма. Особенно широко использовался принцип тождества микро и макрокосмоса. Натурфилософия Возрождения выдвинула принцип целостного рассмотрения природы и ряд глубоких диалектических положений (например, учение о борьбе противоположных начал как источнике изменения), однако понимание природы в целом носило во многом фантастический характер, включая астрологические и алхимические представления. Страстное стремление к овладению силами природы породило увлечение магией, каббалистикой и пифагорейской мистикой чисел.
 
 В 17—18 вв., в эпоху бурного прогресса механистического естествознания, когда возобладали аналитические методы и метафизический способ рассмотрения природы, Н. отступает на второй план. В немецкой классической философии Н. снова выдвигается в качестве одной из основных философских дисциплин, особенно у Ф. В. Шеллинга, пытавшегося на основе объективного идеализма обобщить достижения современного ему естествознания. Шеллинг выдвинул диалектические идеи о полярности как принципе дифференциации первоначального единства природы и о том, что высшие формы представляют собой как бы возведение в степень более низших. Шеллингову Н. развивали Л. Окен (Германия), Д. М. Велланский (Россия), а также некоторые естествоиспытатели (физик Х. К. Эрстед, геолог Х. Стеффенс, биологи Г. Тревиранус и Г. Карус, психолог Г. Шуберт и др.).
 
 
 Маркс и Энгельс высоко оценивали значение «старой натурфилософии», однако показали её историческую ограниченность. Характеризуя Н., Энгельс писал, что она «... заменяла неизвестные еще ей действительные связи явлений идеальными, фантастическими связями и замещала недостающие факты вымыслами, пополняя действительные проблемы лишь в воображении. При этом ею были высказаны многие гениальные мысли и предугаданы многие позднейшие открытия, но не мало также было наговорено и вздора. Иначе тогда и быть не могло. Теперь же, когда нам достаточно взглянуть на результаты изучения природы диалектически, то есть с точки зрения их собственной связи,... натурфилософии пришел конец» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 304—05). Попытки возрождения Н. были предприняты в конце 19 — начале 20 вв. В. Оствальдом, Х. Дришем, Т. Липпсом и др., пытавшимися преодолеть с помощью Н. кризис новейшего естествознания. Элементы идеалистической Н. существуют в теории эмерджентной эволюции и в философии А. Уайтхеда.
 
 Диалектический материализм, исходя из ленинского разграничения философского понятия материи и естественнонаучного её исследования, исключает возможность существования Н. как особой философской дисциплины, возвышающейся над естественными науками и директивной по отношению к ним.
 
Наиболее ярким представителем географической школы, создавшим систему, связывающую географические факторы с эволюцией общества, был Лев Ильич Мечников (1838—1888). Основным географическим фактором, предопределявшим ста­новление цивилизации, он считал водные ресурсы, причем на разных стадиях развития общества разные их виды. На стадии ранних цивилизаций это реки. На следующей стадии развития цивилизаций главную роль играл другой вид водных ресурсов — моря. В Новое время главным водным ресурсом стали океаны, че­му способствовал как прогресс судоходства, так и рост производ­ства и потребления.
 
Одно из возражений против концепции Мечникова основы­вается на том, что далеко не все цивилизации, находящиеся на побережье океанов, достигли господства в мире. Так, Китай имел не только выход к океану, но и более мощные суда, и ско­рее следовало бы ожидать, что Китай откроет Европу, а н£ на­оборот. Это говорит о том, что значение географического факто­ра не стоит преувеличивать. Наряду с географическим действуют и другие факторы — политические, психологические, культур­ные.
 
На третьем этапе — океанических цивилизаций — заканчи­вается классификация Мечникова. В дальнейшем, возможно, тенденция глобализации приведет к становлению всемирной космической цивилизации. Пока это один из прогнозов.
 
Другие представители географической школы подчеркивали первостепенное значение иных природных ресурсов. Француз­ский мыслитель Шарль Монтескье (1689—1755) писал, что важ­нейшим фактором развития цивилизаций является климат. По его мнению, цивилизации возникают только в странах с умеренным климатом. В северных странах, где климат очень суров, жители тратят все силы на борьбу с природой и обеспечение себя необходимыми средствами существования. У них не хватает вре мени и сил на формирование цивилизации. В странах с жарким климатом последний действует на людей расслабляюще и не способствует развитию трудолюбия. Лишь умеренный климат благоприятен для развития цивилизаций, поскольку он застав­ляет людей трудиться, и в то же время плоды труда обеспечивают ускоренную эволюцию общества.
 
Другие ученые подчеркивали значение рельефа местности Так, знаменитый русский историк Василий Осипович Ключев­ский (1841—1911), анализируя причины возникновения русско­го государства, важную роль отвел такому географическому фак тору, как ландшафт. Он считал, что однообразие природных усло­вий, созданное Великой русской равниной, вело народонаселение обширной территории к однообразным занятиям, а последнее производило однообразие в обычаях, нравах, верованиях и было благоприятно для расселения, что очертило огромную территорию Русского царства. Ключевский добавляет, что однообразие формы поверхности делает климатические периоды с севера к югу и с запада к востоку более постепенными, что также способ­ствует расселению.
 
В XX в. можно говорить об образовании в общих рамках географической школы космического направления. Оно связано, прежде всего, с именем советского ученого Александра Леонидеовича Чижевского (1897—1964), который изучал влияние циклон солнечной активности на земные процессы. Чижевский пришел к выводу, что увеличение солнечной активности приводит к резким изменениям в жизни общества — кризисам, бедствиям, рс волюциям и т. п. Следуя концепции Чижевского, другой советский ученый Лев Николаевич Гумилев (1912—1992) в своей коп цепции этногенеза предположил, что на ранних стадиях развития этноса появление пассионариев, — людей, обладающих повышенной энергией и активностью и ведущих за собой массы, — связано с воздействием солнечного излучения. Подобно тому как солнечная энергия преобразуется зелеными растения ми в различные земные виды энергии, обеспечивая развитие жизни на Земле, она, воздействуя на людей, способна преобраомываться в духовную энергию пассионариев, обеспечивая ормирование этноса и социальную эволюцию человечества. В целом, можно сказать, что разнообразные природные факторы несомненно влияли на развитие общества, но наряду с другими, и нужно изучать их значение, не преувеличивая его (это называется географическим детерминизмом) и не преуменьшая, том, каково соотношение природных факторов с иными, можно авить представление из рассмотрения других школ в социоло-, которые образовались раньше или позже географической. 

Лекция добавлена 22.08.2012 в 21:28:39